Закон как алгоритм: «Сколково» на юридическом форуме в СПБ

На проходящем в Петербурге международном юридическом форуме состоялась дискуссия крупных российских и зарубежных экспертов о том, как в мире стремительно развивающихся технологий изменяется понятие «право», какое будущее ожидает общество и к каким новым социальным отношениям законодатели и правоведы должны быть готовы. Модератором пленарного заседания «Право в глобальном конктесте», в котором участвовал премьер-министр Дмитрий Медведев, выступил председатель правления Фонда «Сколково» Игорь Дроздов.

«С юристами не всегда просто говорить о будущем, они достаточно консервативны», - заметил И.Дроздов, - предоставив слово главному техническому директору компании AliExpress Дунбаю Го. Предваряя его выступление, руководитель Фонда подчеркнул, что одна из задач юриста, – это осуществление законотворческой деятельности, и в этой области право традиционно не успевает за технологиями. 

Пленарное заседание на Петербургском международном юридическом форуме. Фото: Пресс-служба Правительства РФ

Эта же мысль прозвучала в выступлении Дмитрия Медведева: «Мировое сообщество оказалось не готово к решению проблем, связанных с развитием интернета, - заявил премьер-министр РФ. - Несмотря на то, что сети существуют уже десятилетия, мы оказались не готовы к решению многих проблем, связанных с глобальной сетью. Было бы желательно, чтобы мы представляли себе, как будут выглядеть параметры правового регулирования. Я лишь призываю к тому, чтобы мы уже сегодня начали думать об этом», — отметил Дмитрий Медведев.

«Буквально 10 дней назад в журнале Economist появилась статья о том, что новым мировым ресурсом является не нефть, а данные. Компании, работающие с данными – Google, Apple, Amazon, Microsoft, Facebook – являются крупнейшими в мире по капитализации, - продолжил И.Дроздов. - Рыночный потенциал данных велик. Их алгоритмизированный анализ позволяет узнать, что и когда интересно потребителю, когда и какие технические устройства могут выйти из строя (например, в самолете или на электростанции), чем и когда есть риск заболеть конкретному человеку. Примеров стартапов, разрабатывающих такие алгоритмы для предсказательной аналитики, в том числе в России, уже немало. Но все эти алгоритмы бессмысленны, если они не имеют в качестве сырья для своей работы большого массива данных. Поэтому реальная конкуренция стартапов с гигантами возможна только тогда, когда есть недискриминационный доступ к данным. С этим же не все так просто. В России, например, есть право изготовителя базы данных. То есть, упрощая: данные принадлежат тому, кто их собрал. При этом не предполагается, что создатель базы данных обязан вообще с кем-либо делиться этими данными, если не хочет этого. Видимо, настало время разработать какие-то правила доступа к данным, форму и объемы их раскрытия, чтобы обеспечить честную конкуренцию в условиях новой экономики».

Еще одной темой, прозвучавшей на пленарном заседании, стал блокчейн. Тон дискуссии задал Игорь Дроздов, отметивший, что новые технологии - это почти всегда угроза безопасности; безопасности человека или государства: «Мы боимся беспилотных автомобилей, так как боимся, что они могут причинить много вреда на дороге, мы боимся дронов, так как они могут падать на нас с неба и заглядывать в наши дома. Мы боимся ГМО, так как опасаемся, что после их употребления в нашем организме или организме наших детей могут произойти какие-то мутации. Мы боимся блокчейна, так как он может разрушить привычную финансовую систему, усложнить предотвращение преступлений и поиск преступников. И государство как-то реагирует на эти угрозы, принимает или не принимает их во внимание при законотворческой деятельности.

Способна ли стимулировать развитие этой технологии выбранная государством модель регулирования или она тормозит его?  Может ли негативное отношение государства, высказанное к технологии через закон, привести к оттоку мозгов (исследователей), которые занимаются их развитием, в более комфортные в этом плане юрисдикции? И наоборот, позитивное отношение государства к технологии, обеспечить взрывной рост именно в этой стране?

И второй вопрос. Для меня как для юриста блокчейн видится как замена квалифицированных свидетелей, подтверждающих факты. Знаете, в Римском праве, например, был такой способ передачи права собственности на вещь – манципация. Передача имела юридические последствия только, если происходила в присутствии 5 свидетелей. Мне кажется, функцию таких свидетелей могла взять на себя технология блокчейн. С учетом этого может ли блокчейн, например, заменить нотариуса или регистратора сделок?», - поделился своим видением темы руководитель Фонда «Сколково».

Сегодня на форуме проводится секция «Code Vs. Lex: закон как алгоритм – будущее права и юристов в новом технологическом укладе». Участники дискуссии – технологические предприниматели, которые разрабатывают решения для Legal Tech, руководители крупных компаний, юристы-теоретики и консультанты – обсуждают теоретические и практические вопросы автоматизации права и регулирования. В частности, старший вице-президент по правовым и административным вопросам Фонда «Сколково» Николай Аверченко расскажет о пилотном проекте автоматизации процессов Фонда, связанных со взаимодействием с компаниями-участниками проекта.

Отдельный трек Форума посвящен мерам совершенствованию антимонопольного регулирования в инновационных секторах, в том числе, касающимся оборота объектов интеллектуальной собственности. Международные эксперты из Европы, Америки и стран БРИКС, приглашенные Фондом, совместно с представителями органов государственной власти России концентрируются на опыте фармацевтической отрасли, продовольственной сфере и рынке цифровых технологий.

Петербургский международный юридический форум проводится ежегодно с 2011 года. В 2016 году форум посетили более 3700 участников из 77 государств.